unirog: (Default)
Устав от поднятой им шумихи, Уайльд уехал в Париж, где тщетно пытался покорить молодого писателя Пьера Луиса. Тот написал стихотворение о восточной танцовщице, чарующей мужчин. Вдохновившись, Уайльд превратил его в историю о библейской Саломее, танцем выпросившей у царя Ирода голову пророка Иоанна Крестителя. Пьеса «Саломея» была написана по-французски в конце 1893 года, но автор долго не разрешал ее ставить, выдвигая бесчисленные условия, например требуя найти актрису с синими от природы волосами. В другой раз он заявил, что Саломею непременно должна играть Сара Бернар. Причем непременно обнаженная: «Ее желание должно стать бездной, а испорченность – океаном. Даже жемчужины должны умирать от страсти у нее на груди».
Иван Измайлов  "Пленник красоты"
unirog: (Default)
Очень я люблю чешского фотографа Франтишека Дртикола. Оказывается, что и у него одним из самых любимых образов в 20-х годах была Саломея.

Саломея — одна из модных тем «конца века». Благодаря Оскару Уайльду, графике Обри Бердсли, опере Рихарда Штрауса, «танцу семи покрывал» в исполнении Иды Рубинштейн… И, конечно, фотографиям Дртикола. Ведь «Саломея» — одна из частых тем его снимков.



В это время он занимался экспериментами с обнаженной натурой.

«В своем творчестве я исхожу из Книги Бытия: Бог создал человека по своему подобию», — писал он, — «Очевидно, что Бог не создал человека одетым, человек появился на свет обнаженным. Поэтому я рассматриваю наготу как творение собственно Бога, как саму красоту, как явление в высшей степени духовное»

фотографии... )

Но постепенно Дртикол совершил эволюцию от гастрономического набора эпохи символизма к визуальному языку авангарда.

Или, скорее, к очищенным формам, максимально обнаженно выражающим устремленность, становящуюся реальностью. кого? фотографа? модели? зрителя?





Вот пара заметок о нем - 1 и 2.

unirog: (Default)

Еще одна известная интерпретация этого танца принадлежит Алан Мод, фотографии которой дают некоторое представление о том, как все это выглядело.

 
Это Алан Мод.

А вот как она танцует )

Танец этот настолько был популярным, что даже появилась заводная игрушка "Танцующая Саломея", которая выглядела вот так:


unirog: (Default)

Танец цветов Луиса восходит к танцу Саломеи (который, скорее всего, после пьесы Оскара Уайльда стали называть танцем семи покрывал, и который стал "прародителем" стриптиза). В евангельской истории (и у Иосифа Флавия) Саломея - дочь Иродиады, незаконной жены царя Ирода, которая танцует перед ним и получает в награду голову Иоанна Крестителя. У модернистов, к которым, в общем-то, принадлежал и Луис, этот сюжет был очень популярен.

Саломею Гюисманс провозгласил богиней декаданса, Оскар Уайльд (знакомый с Луисом и безуспешно пытавшийся склонить Луиса к "противоестественным" для последнего отношениям, написал о ней пьесу (в 1891-м, за 4 года до публикации Песен Билитис, кстати, оказавшись в тюрьме Уайльд взял с собой в камеру луисовские "Песни"). Постановки этой пьесы (которую Уайльд писал специально для Сары Бернар) и другие обращения к образу Саломеи сопровождались нескончаемыми скандалами. Танец семи покрывал же постепенно отходил от первоисточника и преображался в стриптиз или кабаре.

"В октябре 1902 года Макс Рейнхардт открыл этой «Саломеей» свой малый театр, ознаменовав тем самым и рождение нового театрального амплуа — инженю–вамп. Но подлинный ажиотаж этот образ вызывал у балетных танцовщиц, постепенно превративших танец семи покрывал в кафешантанный номер".  Титул первой русской Саломеи носила Ида Рубинштейн. В 1907- 08 она брала  уроки у  М.  М.  Фокина,  который  поставил  для  нее  "Танец  семи   покрывал"   для предполагавшегося спектакля  "Пляска  царевны"  (по "Саломее"  О.  Уайльда), постановка которого в России была запрещена.  В единственном представлении 20 декабря  1908 года на сцене Петербургской консерватории она исполнила Танец семи покрывал полностью обнаженной. Публика, заинтригованная слухами, ходившими по столице, набила зал до отказа.

Это был больше, чем успех, это был триумф. В ходе танца, поразившего публику своеобразием и новизной, Ида сбрасывала одно за другим все семь покрывал. К концу танца на ней остались только нити крупных бус. Сделав последнее па, танцовщица замерла. Зал несколько секунд заворожено молчал, затем буквально взорвался. На следующий день газета «Речь» писала: «На бурные вызовы публики половина танца была повторена... Сколько пленительной страсти... Эта истома страсти, выливающаяся в тягучее движение тела...».


Серов "Ида Рубинштейн" (история об этой картине)


Танец семи покрывал Иды Рубинштейн

Известен также «Танец семи покрывал» из оперы Штрауса «Саломея» (1905).

О другой балерине - Карсавиной, исполняющей этот танец, упоминает Кузьмин  (знакомый с Луисом и переложивший несколько Песен Билитис в своих Александрийских элегиях). Карсавиной танцевала в балете того же Фокина "Карнавал" на музыку Шумана (1910)  и в балете Б.Г.Романова на музыку Ф.Шмитта "Трагедия о Саломее" 1913 года).
Вы - Коломбина, Саломея,
Вы каждый раз уже не та,
Но все яснее пламенея,
Златится слово "красота".

В 1905 состоялось первое представление оперы Штрауса "Соломея" по той же пьесе Уайльда. "Идея написать оперу возникла у Штрауса после просмотра одноименной декадентской пьесы Оскара Уайльда в Берлине в 1903 году. Композитора вдохновила чарующая экзотика Востока, острота драматического конфликта, но прежде всего, его привлек облик главной героини, которая по версии Уайльда испытывает чувственное влечение к Иоанну и требует его голову, потому что тот отказывает ей в поцелуе. Произведение было завершено летом 1905 года и исполнено в Дрездене.

В «Саломее» композитору удалось выразить роковую силу страсти, сметающей все на своем пути. «Это безумие!» сказала о музыке оперы Козима Вагнер. Взвинченная и экзальтированная, она захватывает слушателя с первых тактов и не отпускает его до самой трагической развязки. Эмоционально насыщенная вокальная партия воспроизводит все оттенки человеческой речи – от шепота до крика, а грандиозный оркестр (в первой редакции включавший более 100 человек) погружает в атмосферу тропической ночи с ее мистическим лунным сиянием, шорохами и ароматами.

Партия Саломеи, которую композитор представлял «16-летней девочкой с голосом Изольды» необычайно сложна и из-за своего широкого диапазона доступна редким сопрано. Но центром партии, как это ни парадоксально, становится не ария или песня, а хореографический номер – знаменитый «Танец семи покрывал», во время которого по мере нарастания движения героиня сбрасывает с себя покровы, доходя до экстатического исступления в конце. По мысли Штрауса, этот 10 минутный симфонический номер предназначался для танцовщицы, как, впрочем, и было на премьере. Однако впоследствии его стали исполнять сами оперные примадонны.

Шок и скандал сопровождали «Саломею», начиная с первых ее постановок. Так, первая исполнительница главной роли М. Виттих поначалу заявила: «Я не буду это петь, я – порядочная женщина»

unirog: (Default)

Танец цветов

В семь платков завернута Антис, лидийская танцовщица. Желтый она снимает – рассыпаются черные кудри. Розовый вскользь слетает с губ ее. Падает белый, открывая нагие руки.

Красный развязывает - освобождает небольшие груди. Зеленый с зада вниз к ступням опадает. Синий с плеч у нее слетает, но последний платок из прозрачной ткани прижимает она стыдливо.

Юноши молят ее, но она, головой качая, от них отходит. И лишь только когда заиграли флейты, отрывает его немного, а потом и совсем, и в движеньях танца тела своего цветы собирает.

Напевая при этом: «Где розы? Где душистый кустик фиалок? Где пучки чудесной моей петрушки? - Розы, вот они, забирайте! Вот фиалки мои, хотите? Вот пучок кудрявой петрушки».


 

Оригинал... )
Page generated Jul. 21st, 2017 04:49 am
Powered by Dreamwidth Studios